Если чувствуете, что вас одолевает злость, хочется на кого-то вылить негатив, не спешите этого делать. Ведь лучше прекратить поток грязи и просто улыбнуться!

Если чувствуете, что вас одолевает злость, хочется на кого-то вылить негатив, не спешите этого делать. Ведь лучше прекратить поток грязи и просто улыбнуться!

Я уже собралась было идти домой: смена моя заканчивалась, и часы показывали без пяти шесть. ХитрюшкаИ тут в отдел влетел мужчина, которому я около месяца назад продала новый, очень дорогой мобильный телефон.

— Заберите этот хлам! — сказал он резко и бросил на прилавок телефон. «Что за обращение?!» — подумала я, а потом спросила осторожно, чтобы он еще больше не накрутился:

— У вас проблема, молодой человек?

— У меня нет никакой проблемы! — засмеялся он злобно. — Зато у вас она есть, потому что вы продали мне эту ерунду! Он не работает! Не ра-бо-та-ет! Понимаете? А гарантия его работы обещана как минимум на год!

— Мне жаль, что с телефоном возникли неполадки, — произнесла затертую фразу. — Пожалуйста, объясните, что с ним такое, — попросила я, готовясь написать подробные замечания в техническую службу.

— Не работает — и все тут! — крикнул он. — Сейчас же поменяйте телефон на другой, — потребовал мужчина.

Я попробовала объяснить, что мы не можем этого сделать, поскольку две недели со дня покупки прошло, и теперь бракованную вещь нужно отнести в техническую службу. Там проверят, в чем дело, и отдадут телефон в сервисный центр. Просто поменять этот телефон на новый было невозможно. Единственный вариант — починить его, но, естественно, не за счет покупателя (это при условии, что изначально был допущен производственный брак, а не случилась поломка по вине клиента).

Услышав такие новости, мужчина взбесился еще сильнее, стал обвинять меня в мошенничестве, ругаться грязными словами. Я сидела, уставшая, и молча, выслушивала эти несправедливые обвинения, из последних сил сдерживаясь, чтобы не взорваться и не нагрубить ему.

— Мне очень жаль, но сегодня я ничего не могу сделать из того, что вы требуете, — сказала, когда он умолк. — Оставьте мобильный, опишите, пожалуйста, в какой момент и какие именно функции аппарата не работают. И дайте свои координаты: я позвоню, как только придет ответ из сервисного центра.

— Вы шутите?! — закричал он. — Как я могу дать вам номер телефона, если вы забираете у меня аппарат?! Это какое-то безумие! Карточка с номером — в поломанном мобильнике. А другого телефона у меня нет!

— Мне жаль, что так вышло... Но я же не побегу к вам домой! Назовите любой номер — рабочий, домашний, по которому можно с вами связаться. Извините, но таковы правила.

— Знаете, где у меня все эти ваши правила? — перебил он. — Вот здесь! — и провел ребром ладони под подбородком, наглядно демонстрируя, как его достали всякого рода неурядицы. — Обманщики чертовы!

С этими словами клиент удалился. Он вышел, хлопнув дверью и матерясь. А мне хотелось плакать. Я чувствовала себя униженной, несправедливо обиженной и обессилевшей. Вся тряслась от злости. И пяти минут не прошло, а тут как будто ураган пронесся! Я собралась и поехала домой.

Катюшка, моя маленькая дочурка, плакала. И няня не могла унять рев.

— Что тут происходит? — спросила я няню, смотревшую за ребенком.

— Она снова подставила свой стульчик и полезла на подоконник, — объяснила женщина. — А когда я запретила, Катя стала плакать и кричать.

— Фу, как стыдно! — сказала я дочке и погрозила пальцем. — Ты уже забыла, как неделю назад полезла на подоконник, упала и набила шишку? Но малышка на меня даже не взглянула. Я взяла ее на руки и отнесла на кухню. Все это время рев не прекращался. Катя била меня ручонками, пинала ножками и вопила. Попытка резко переключить ее внимание на что-то другое не удалась. Я терпела, сколько могла. Но потом у меня сдали нервы, я опустила дочурку на пол и нашлепала ее по попе. Няня смотрела на меня с осуждением. Жестом руки я дала женщине понять, что на сегодня она может быть свободна. Катькины капризы не проходили. Малышка легла на пол и стала биться в истерике. Тут как раз подоспел муж. Он взял дочь на руки и понес к окну — показывать птичек. Как ни

странно, она утихомирилась и только жаловалась, всхлипывая и показывая на отшлепанное место. А я вторила дочери, сидя на диване.

— Что случилось?! — спросил Гриша.

— То, что у меня не хватает терпения на ребенка. Я устала от ее истерик!

— Что ты натворила, Катька? Ну-ка, быстро расскажи своему папочке.

— Ага! Ты бы, Гришенька, ее еще по головке погладил, — вставила я злобно, слыша его чересчур мягкий тон.

— Криком мы ничего не добьемся, — пожал он плечами и обнял дочку.

— Знаешь что? Лучше посади ее за стол и накорми. А потом искупай в ванне, — сказала я. — А то у меня уже сил нет — как выжатый лимон...

— Как прикажете, — улыбнулся муж и чмокнул меня в щеку. — А потом, когда она уснет, я с удовольствием покормлю и искупаю нашу маму.

— С ума сошел, — пробормотала я. Муж посмотрел на меня грустно и занялся дочерью. Я в это время отлеживалась на тахте с мокрым полотенцем на голове. Злость клокотала в груди. Но муж развеселил меня историей, случившейся у него на работе.

— Да, — добавил он, — звонила мама. Она неважно себя чувствует...

— Когда это она чувствовала себя хорошо? — пробурчала я. — А своим нытьем хочет заставить нас приехать.

— Может, она действительно преувеличивает насчет болячек, — согласился муж. — Но она очень скучает. Ведь, кроме нас, у нее никого нет... И она хотела бы видеться с нами чаще.

— А кого-нибудь волнует, чего хочу я? — спросила, повышая голос. Целый вечер я критиковала все и вся, обсуждая и свою дурацкую работу, и здоровую свекровь... Утром Гриша не разговаривал со мной. Когда я добралась до работы, меня уже поджидал на входе мужчина,

Следующий день не сулил ничего хорошего. Возле работы мелькала фигура вчерашнего скандалиста. Но разборок уже не было. Оказалось, что мужчина пришел с извинениями и очень милым подарком

устроивший вчера идиотский скандал из-за неработающего телефона.

— Я хочу извиниться, — сказал он и вынул из-под плаща... розу. — Вчера я вел себя ужасно. Но... я не скандалист, клянусь вам. Просто телефон подвел в очень важную минуту, чуть было не сорвался очень важный контракт, — объяснил он. — Шеф закатил скандал... Я разозлился, а досталось вам. Простите меня, пожалуйста, —

закончил он и протянул мне цветок.

А я взяла розочку и... улыбнулась. Сев за стол, стала думать обо всем произошедшем. Вчера мужчина не сдержал свою злобу. Пошла цепочка негатива, прихватившая и меня. А я отыгрывалась на Катьке и Грише. Но кто знает, когда появилась эта цепочка? В любом случае я не хотела, чтобы она разрасталась дальше.

После работы я поехала домой и поговорила с дочкой. Потом купила продукты, чтобы приготовить любимую Катюшкину запеканку. А когда муж пришел домой, я попросила у него прощения за свое поведение. И мы даже решили поехать к его маме в ближайшие выходные. Пусть ей будет приятно! Да и мы отдохнем!